Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

BW

Шесть ошибок по дороге в Нормандию. Часть 2.

Начало приключений

Итак, мы опоздали на автобус и решили ловить машину. До этого ни я, ни Вадим таким способом не передвигались. Скажу даже больше, мне всегда это казалось чистым безумием, потому что денег на проезд надо не так уж много, а рисковать собой ради этой мизерной экономии и сомнительной романтики казалось глупостью. Но во Франции, среди всех этих милых коровок, золотых полей и пряничных домиков казалось маловероятным, что нас подберет какой-нибудь маньяк. Поэтому мы подняли руки и стали ловить машину.



Мимо нас проезжали велосипедисты, мотоциклисты и люди на машинах. И почти каждый считал своим долгом “дать пять”, раз уж мы стоим с такой позе. Это было удивительно и крайне очаровательно!

Через несколько минут рядом с нами остановилась машина. Внутри сидел старичок в кепке, классический пожилой француз из провинции. Я прямо даже слегка обомлела от такой аутентичности. На наш “Парле вуз англе?” он вполне предсказуемо ответил “Нон!”, поэтому снова пришлось объясняться на французском и пальцах. Мы рассказали, что нам нужно попасть в Довиль. Он ответил, что в Довиль не едет, но может подвести нас до Кабура, который находится на полдороге к Довилю. “Лучше уж так, чем никак”, - подумали мы и залезли на заднее сиденье. Сзади лежала сумка старичка с документами и бумажником. Он даже не подумал забрать ее на переднее сиденье и спокойно рулил.



Под французскую музыку с аккордеонами и грудным рррр проплывал мимо нас регион Кальвадос.Collapse )
BW

Шесть ошибок по дороге в Нормандию

В нашем маленьком путешествии в Нормандию мы совершили шесть ошибок, которые вылились в веселые приключения. Люблю, когда все идет не по плану таким образом, что потом есть о чем вспомнить и рассказать.

Во второй день нашей поездки во Францию мы проснулись и пошли на вокзал Сэн-Лазар. Несмотря на то, что от отеля до вокзала было десять минут ходьбы, мы оказались на вокзале за несколько минут до отхода поезда в Нормандию.

Ошибка №1: “Французские автоматы по продаже билетов на местные поезда не принимают наши карты”

То есть вы вставляете карту, вводите пин-код, выбираете маршрут, стоимость и т.д., а потом выясняется, что этим автоматам нужны специальные какие-то карты, которые есть у французов, но нет у нас.

Итак, за несколько минут до отхода поезда мы оказались перед этой консервной банкой, которая отказывалась продавать нам билеты. В кассе в это время была очередь в три вилюшки. Переглянувшись, мы побежали в поезд, решив по ходу разобраться, что делать.

Тут стоит обратить внимание, что в русский поезд вы никогда не войдете без билетов и документов. В Европе же традиционно иная система - там ты свободно садишься в поезд, и во время движения у тебя могут проверить билеты. А могут и не проверить, как повезет.

Мы зашли в первый попавшийся вагон. Он напоминал типичный поезд в Хогвартс с платформы 9 3/4 - стеклянные двери, сиденья друг напротив друга. Наши соседи по купе не разговаривали по-английски, поэтому выяснить у них, что делать в ситуации отсутствия билета, не представлялось возможным. Девушка в платье в мелкий цветочек хмурила лоб и очень старалась помочь, но выдавить из себя что-то более осмысленное, чем “Меня звать Мари” не могла. А парень у окна и вовсе не потрудился снять огромных наушников. К счастью, через пару минут вошел мужчина со спортивными икрами и приличным английским и объяснил нам, что, если мы не хотим проблем, надо “чтобы вы показались контролеру раньше, чем он заметит вас сам”. Так мы и сделали, за 70 евро обретя покой. Кстати, если покупать билет заранее на сайте S.N.C.F., то он обойдется ровно в два раза дешевле, по 15 евро с человека.

Все, что за окном, получается на всех фотографиях смазанным из-за очень высокой скорости

Collapse )
Продолжение
BW

Попутчики

Мне кажется, в прошлой жизни я была проводницей, которая плевала пассажирам в чай. Никак иначе я не могу объяснить у себя такую плохую карму на попутчиков в купе.

Во-первых, они все храпят. Мужчины, женщины - совершенно не важно, насколько мило и интеллигентно они выглядят в бодрствующем состоянии. Я всегда знаю, что ближе к ночи они превратятся в простуженных тюленей и заведут такие руллады, которым позавидовал бы Соловей-Разбойник.

Во-вторых, они обожают есть странную еду. Когда я весной ездила в Воронеж, со мной в купе был мужчина. Сначала он долго распространялся на тему, что все люди - идиоты, и если нормальному человеку раз сто сказать, что геи - хорошие, он пойдет и займется сексом с мужчиной. Поэтому все запретить, запретить, посадить и повесить на кол! Уже в этом моменте мне хотелось на манер Супермена вылететь из окна поезда с криком: "Нееееет, я не могу больше слушать этот абсурд!" Но дальше дяденька решил меня добить окончательно. Здесь надо упомянуть, что я не ем рыбу и любые морепродукты. Один только запах всего этого вызывает у меня приступы тошноты. Так вот дядька достал жаренную кильку, которая немедленно провоняла не только купе, но и весь вагон, и стал неторопливо ее есть. Фэйспалм.

В-третьих, что толку покупать за месяц хорошие дорогие билеты на нижние полки, если всегда найдутся люди, которые для трех детей младше 5 лет покупают верхние полки, а потом считают, что все им обязаны немедленно скакнуть наверх, освободив чадам безответственных родителей нужные места. Так же ведут себя люди с лишним весом. Что мешает им заранее подумать о том, как они будут добираться до места назначения, мне не понятно.

Вчера я снова возвращалась из Воронежа. На соседней полке (которую мы ей уступили) спала пятилетняя девочка. Нет, не угадали, она не плакала всю ночь. Она отчетливо храпела, не хуже многих мужчин.
eye

Слово об эгоизме

Вчера вечером я впервые возмечтала о страшном и кровавом убийстве. И вот почему.

Мы решили устроить себе романтики, и поэтому сначала прогуливались по центру, ели шоколадное фондю, завернувшись в плед (правда же, это начало не предвещает ничего плохого?), а потом сели в милый троллейбус и покатились по московским улочкам. Дальше пересели в маршрутку. И в этот момент началось ЭТО. В первые пять минут я ничего не замечала – так, какой-то звук на окраине сознания, да и маршрутка бодро ехала, а шум мотора заглушал все. Но тут маршрутка встала в пробку, и страшная правда вылезла на поверхность.

У мужчины, который сидел прямо за мной, был чудесный телефон. А у чудесного телефона были кнопочки. И мужчина каждую секунду нажимал на кнопочку в среднем два раза. И все они громко и противно пищали разными голосами. К концу десятой минуты у меня появилось ощущение, что я чем-то очень сильно провинилась и меня подвергли знаменитой китайской казни, когда человеку на темячко постоянно капают капли воды. Через некоторое время он сходит с ума, кстати. К концу пятнадцатой минуты я была примерно в таком же состоянии, как китайские преступники. К счастью, мы подъехали к нашей остановке.

Я шла домой и думала, какого же размера должно быть Эго человека, чтобы видеть, как раздражают других его звуки, но при этом продолжать в том же духе. И внезапно я поняла, как должен выглядеть ад для таких людей. Помните, как в «Питере Пене» был аллигатор, проглотивший будильник? А этому мужчине нужно было бы вшить куда-нибудь его пикающий непрерывно мобильник. Куда-нибудь, где раньше у него располагался эгоизм. Туда, где у него никогда не было воспитания.
BW

Острая нежность ранит не сразу

Сегодня видела, как в вагон вошли девушка и молодой человек, совсем юные – лет по 16-17. У него на затылке были чудесные абсолютно локоны невероятного золотого цвета, совсем не мальчишеские. Девушка прислонилась спиной к двери, он обнял ее и начал целовать. Легонько так прикасаться губами к подбородку, щекам, закрытым глазам и много-много раз к губам. Он делал это так жадно и искренне, как будто в первый раз девушка отдала ему свое лицо в полное распоряжение, а он торопливо, словно не мог в это поверить, пил ее глоток за глотком. Она немного снисходительно смотрела из-под полуопущенных ресниц. Это было так неуместно и так бережно одновременно.

А я задумалась, как целовал меня тот первый, которому я отдала свои губы? Не помню, совсем не помню. Помню первый поцелуй, следующим кадром встает душный вечер, отколотое горлышко у бутылки шампанского, объятья и поцелуи, когда я впервые расстегнула на мальчике рубашку, и дома ложь маме о том, что мы весь вечер гуляли. И больше не помню ничего, хотя мы встречались больше года. Но голова четко отдала команды памяти о том, какие вещи нужно накрыть серым пыльным покрывалом, когда мы расстались, и мне было слишком больно даже, идти в университет мимо его дома, больно видеть любую машину такого же цвета, как у него, любую похожую фигуру, любые цветы. В первый и последний раз в жизни я собрала все вещи, которые мне напоминали о мужчине, и выбросила из своего дома. А потом поступила так же с памятью.

И сегодня вечером я смотрела на них – не так, как смотрела какая-то тетка, с осуждением покачивая головой, а просто пытаясь представить, вспомнит ли она об этом вечере через 7 лет, об этих легких, как лепестки яблоневого цвета, поцелуях, которые покрывали ее лицо, о его нестерпимо трогательных длинных локонах, спускающихся по шее, о душном вагоне метро и о своей первой острой нежности в последнем полудетском мае?..
BW

Ролевые игры в московском метро

Сегодня утром я неожиданно для самой себя решила изобразить из себя Золушку. Не то чтобы я вскочила в тыкву и метнулась на бал совращать последнего неженатого принца. Все было гораздо прозаичнее. Изрядно опаздывая на работу, я входила в поезд, когда кто-то сзади (видимо не менее опаздывающий), наступил мне на балетку с правой ноги. С удивлением я ощутила, что отрывала ногу от земли я еще обутую, а вот поставила ее на пол вагона уже босую. Забавные, знаете ли, ощущения. Я решила не ждать, пока туфельку подберет какой-нибудь принц, и взяла дело в свои руки.

Люди продолжали вдавливаться в вагон, когда я с квадратными глазами поломилась в обратную сторону. Выскочив на перрон и дождавшись, пока все засосутся в поезд, я с ужасом поняла, что на перроне нигде моей балетки нет. Поезд уехал. Я посмотрела вниз. Балетка лежала на рельсах, тоскливо отсвечивая мне бантиком.

Collapse )
BW

и каждый раз на век прощайтесь, когда уходите на миг...

Каждый раз, когда я уезжаю, во мне живет абсолютная уверенность, что это навсегда. Еду на выходные к родителям: - Прощай, любимый, мне было хорошо с тобой. Жаль, что все так закончилось. Я буду скучать до безумия...

И так каждый раз. Каждый раз я целую его в губы, захожу в вагон и уезжаю, чтобы никогда уже не вернуться. Чувства, как вы понимаете, соответствующие.

Сейчас я снова несусь куда-то сквозь сумерки, в окне поезда проплывают игрушечные домики. Мы немного повздорили перед отъездом. И сейчас я поймала себя на мысли: - Не думай об этом. Это уже не имеет значения. Ты же больше не вернешься.

Прощай, любовь моя. Надеюсь, тебе было тепло со мной...

Опубликовано с мобильного портала m.livejournal.com
BW

Москва, 29е марта.

Тревожно…
С самого утра начали приходить смс со странным вопросом: «Ты где?». Где я могу быть в 9 утра? Конечно, дома сплю! А потом открыла Яндекс, и Oh my God!

В начале было совсем не страшно. В метро в три раза меньше людей, взволнованный голос чересчур громко говорит о том, что по красной ветке не проехать. Это бьет по нервам, но вполне терпимо, если держать себя в руках. На работу нам с Вадимом в одну сторону. Когда ехали вместе, он меня обнимал, и было почти спокойно. Но одну остановку мне надо проехать по своей ветке в одиночку. Вот тут-то начался ужас.

В вагоне был какой-то странный молодой человек. Восточной наружности, в странной одежде. Он раскачивался с закрытыми глазами и что-то про себя шептал. Глядя на него, я потеряла надежду, что доберусь живой. Из вагона вылетела пулей. Он остался шептать и раскачиваться.

Так я поняла, что вместе умирать не так страшно. Когда тебя держит за руку любимый человек, все страхи как-то отступают.

Поразили две вещи.
Сразу, как только пришла на работу, включила телевизор. По Первому каналу бодро вещали, что эту юбку лучше носить с этой блузкой. В это время CNN транслировал кадры из Москвы, рассказывал о прошлых терактах в Москве и России. Символичненько…

И второе. Минимальный тариф на такси от метро Комсомольская – 3 тысяч рублей. Пир во время чумы…
1

Классическое свидание в неклассической ситуации

Этот мир будет только для нас –
Дай мне руку свою!

Это было классическое свидание. За исключением того, что мой мужчина в это время сидел дома.

Мы встретились в метро, в центре зала. Вышли и пошли на Чистые пруды. Никогда раньше не кормила уток! В поисках хлеба зашли в первый попавшийся магазин. «У вас есть батон? Или хлеб. Или булочки» - «Вам для уток? Вон на той полке вчерашний лежит. Берите белый, они его больше любят!» Уточки плавали и лопали хлеб за милую душу. Причем, деловито так. Видно, что уже привыкли к такой добавке к рациону. Я кормила с рук и его тоже. Мы смеялись и прятали руки в варежки.

Потом пошли, куда глаза глядят по улочкам, с прекрасными старыми зданиями.
- Что-то холодно. Вот бы сейчас зайти в какую-нибудь «Шоколадницу»…
- Я сейчас быстренько отращу бороду, вырву из нее волосок, Крибли-Крабли-Бумс, и опа! она возникнет!
После этих слов проходим еще 10 метров и натыкаемся на «Шоколадницу».

А внутри – диванчики у окошка, мягкий свет елочных гирлянд, свечка согревает шоколад для фондю, горячий глинтвейн, смех и милая болтовня. Мы такая милая парочка, что на нас смотрят пожилые интеллигентные женщины из-за соседнего столика и улыбаются. Звонит Вадим.
- Все хорошо, дорогая?
- Да, нам очень весело.

А на улице снова холодный ветер и немного колючий, почти незаметный снежок.
- Бррр! А пошли греться в солярий!
- Никогда в нем не был. Но пошли.
Озираемся вокруг. Понимаем, что судьба к нам сегодня благосклонна, как никогда, а раз так, солярий должен быть очень рядом. Через дорогу, прямо напротив «Шоколадницы» сияет надпись «Sun People» Хохочем и бежим туда. Раздеваюсь, захожу в кабинку и закрываю глаза. На меня обрушивается поток света, позитива и хорошего настроения. Как обычно, начинаю танцевать под музыку. Мои семь минут пролетают, как одна. Зимнее свидание с солнышком. Обожаю солярий в эти пасмурные дни.

Легкое сумасшествие продолжается. Теперь нам совершенно необходим морковный сок! Уже во втором магазине (кто бы сомневался в нашей удаче?!) покупаем его и выпиваем прямо там. Снова смеемся. И снова идем, куда глаза глядят. Китай-город, петляем по улочкам.
- Боже мой, где мы???
- Похоже, скоро выйдем к Лубянке!
- А вот и нет!
- Спорим?
- Если я прав, ты сделаешь что-то сумасшедшее, если ты – то я!
Выходим к Лубянке! Ага! За мной желание…

Петляем по улицам в поисках Красной площади. Выходим к Большому театру. В центре идеальных газонов стоят деревья.
- Смотри, это малюсенькие яблочки на деревьях!
- По-моему, это будет достаточно сумасшедше, если я сейчас полезу тебе доставать это яблочко…
- Тогда лезь и доставай, - тоном капризной царевны.
Яблочко падает в мои ладошки.

Снова метро.
- Ты заметила, что в Москве все свидания заканчиваются одинаково – в метро?..

У метро меня встречает Вадим. Обнимает и спрашивает, что я приготовлю на ужин.

А теперь скажите, это мне так повезло с неревнивым мужчиной или ему с женщиной, которой можно доверять?
BW

А я иду и всем улыбаюсь, я выше облака поднимаюсь, и мне кивают, снимая шляпы, на Невском дома

Он манил меня, так давно манил…
Он звал меня туда, звал еще тогда, когда было невозможно даже просто держаться за руки, не скрываясь. Он говорил: «Давай убежим? Я приеду и увезу тебя туда…»

Я смотрела на его фотографии, и мне так хотелось узнать, так ли он красив на самом деле. Мне хотелось увидеть не оболочку его, а почувствовать душу…
- Поехали со мной, я покажу тебе его.
- Не знаю даже, что тебе ответить…
- Просто ответь да…

Возможность его увидеть закрутилась вокруг меня предчувствиями, снами, песнями…
Я сказала Да, и через полчаса мы уже покидали вещи в сумки и выехали на вокзал.

Сутки на поезде – и он рядом.
Как это сладко – засыпать с ним на одной полке в поезде, выбегать в два ночи на неведомой станции, дрожа от холода, чтобы достать хоть какой-то еды, ехать вдвоем в купе, фотографироваться… Когда он зависает на ходу поезда где-то между второй и третьей полкой, чтобы поймать золотой блик в моих волосах. Читать, лежа у него на груди, Франсуазу Саган с ее тонкой, как полоски от дыма сигарет, грустью. Изредка заглядывать в его книгу. Неожиданно синхронно засыпать, роняя книжку. Любить друг друга под мерный стук колес. Читать старые смски и вспоминать, как все начиналось.
А в это время он становился все ближе и ближе…

Он встретил меня холодно. Я смотрела на него широко-распахнутыми глазами. Он – снисходительно, прекрасно сознавая свое величие и превосходство надо мной.
Он держал меня за руку и целовал на мостах. В лицо дул холодный ветер и путал волосы, а его губы путали мысли.

И вдруг, словно почувствовав мое искреннее восхищение, он раскрыл свои объятья, и на меня обрушилась просто лавина его обаяния, его безумной красоты, его потрясающей неповторимости. Я держала в ладонях его душу, вдыхала его запах, чувствовала, как он гладит меня по волосам. А потом мне начали улыбаться люди. Все. Иностранцы, русские, мужчины, женщины, дети – все шли и улыбались. Парень на набережной подошел и просто сказал: «Хочешь мороженку?» Незнакомый человек предложил пожить в его квартире, если у нас возникнут проблемы. Нам везло на каждом шагу. Так я поняла, что моя любовь взаимна.
Мы держались за руки все время. Мы целовались, проплывая под каждым мостом. Однажды он ушел на верхнюю палубу, и тут теплоход подошел к очередному мосту. Он сбежал по ступенькам вниз ко мне и прижался губами… Мы целовались на каждом эскалаторе в метро. В Москве мы почему-то спокойно стоим рядом. А здесь… Просто не могли друг от друга оторваться, пока ступеньки не уносили нас глубоко под землю.

Идти по дворцовой набережной – это все равно, что целовать ключицы у мужчины. Та же нежность, то же тихое замирание в груди. Он любит меня. Любит, потому что несколько сотен ступеней по винтовой лестнице вверх – и я в его сердце. У меня в душе так тихо – с колоннады Исаакиевского собора видно весь город. Эти красные крыши, эти тучи на горизонте – он весь у меня на ладошке. Ветер срывает с губ слова любви и уносит куда-то в сторону Адмиралтейства. 
А потом начался ливень. Он обнимал меня сзади, а у ног лежал волшебный город. Он забавно волновался, когда я почти наполовину перевешивалась через перила. Он незаметно снимал, пока я через зрачки пыталась впитать всю ту невозможность, которая открывалась с высоты. Я что-то говорила. Не помню, что. Остался один восторг.


Эти несколько дней и ночей. Гимн красоте, любви и молодости. Километры мостовых. Гигабайты фотографий. Тысячи поцелуев. 

Спасибо тебе, Питер.
Спасибо тебе, Вадим.


  • Current Music
    Белая Гвардия - Питер
  • Tags
    ,